Макрон – Путин, очень узкая тропа

Автор: Доминик Моизи

В Сирии, как и по иранской ядерной проблеме, Москва уже не недооценивается, как это было ранее. Но будьте осторожны в совершении противоположной ошибки, переоценив ее мощь.

Французскому президенту, у которого пошел второй год его мандата, сначала необходимо было развеять «тени», оставшиеся после недавней встречей в Вашингтоне с американским президентом: слишком много демонстрации любви со слишком слабыми результатами. Также необходимо было показать, что можно — без наивности, но и без чрезмерной жесткости — по крайней мере, «незначительно продвинуться» по определенным проблемам.

Первая цель легче достижима, чем вторая. Легче быть «на короткой ноге» с главой Кремля, чем с коллегой из «Белого дома». Вторая цель была более сложной. Как определить приоритеты проблем? Иранская ядерная проблема не может минимизировать кризис на Украине и стать просто разведением проблем, осторожно откладывая исторический элемент в дальний ящик.

Однако международный контекст изменился. Разумеется, Франция не намерена совершать впечатляющий и равнозначный поворот в союзах также, как это мало реалистично между Соединенными Штатами и Россией.

Найти «правильный тон»

Америка Трампа уже не такая, как мы привыкли считать, но Россия Путина не входит в ту же категорию силы, что и Китай. Поэтому нужно найти с Москвой «честный тон». Тот, который защитит наши интересы, не отдаст наши ценности, который примет меру новой геополитической роли Москвы — в частности, на Ближнем Востоке — не упуская из вида, что Россия по-прежнему, по словам Жоржа Соколоффа, является «Бедной державой».

Не переоценивайте Россию

Недооценка России более неактуальна из-за успеха — как минимум, в краткосрочной перспективе — ее дипломатических и военных действий в Сирии.  Москва достигла своих целей и без всяких сомнений консолидировала режим Дамаска. Но обратная опасность переоценки власти России по-прежнему присутствует, несмотря на реальную хрупкость ее экономики и политическую и социальную напряженность, которые, несмотря на бесспорную победу Путина на последних президентских выборах, могли бы однажды стать актуальными: народы непостоянны.

Основные разногласия

Фактически, должно быть существенное различие между отношением к Трампу и Путину. Несмотря на своего нынешнего президента, его непредсказуемость и «тотальную» жестокость дипломатических и коммерческих решений, Америка по-прежнему разделяет общие ценности с Францией. И, несмотря на качества Путина — несомненно, имеются общие взгляды и интересы Парижа и Москвы на все большее число вопросов в более тактическом, чем стратегическом измерении, хотя и есть разногласия между Францией и Россией по поводу Украины и Сирии.

Объединения наших точек зрения является самой сутью дипломатии. Показать твердость, не попадая в ловушку, которую нам дает Москва: «Чем больше вы вводите санкций против нас, чем больше вы осуждаете нас, тем больше вы объединяете русских и консолидируете власть». В России любовь к нации, если не имперское величие, сильнее любви к Свободе.

Неизбежность мощи

Но от иранского ядерного вопроса до вопроса о Сирии, конечно, проходящего через вопрос о Украине, мы ничего не можем сделать – как это было в роскошных иллюзиях американцев в 1990-х годах — без России. Это стало неизбежным. По вопросу о мирном процессе на Ближнем Востоке между Израилем и палестинцами, как только американский мирный план будет представлен его авторами — по последним оценкам, в июле, и что он, по всей вероятности, потерпит неудачу, у Парижа и Москвы имеется шанс снова взять на себя инициативу, открыв двери для переговоров. Ранее считалось, что на Ближнем Востоке нельзя воевать без СССР и решать вопросы мира без Соединенных Штатов. Сегодня это явно не так.

Последние лица американской дипломатии не могут жестоко изменить порядок приоритетов в наших отношениях с Россией. Первый вопрос, который нужно решить, — это вопрос Украины, и это далеко не просто. Москва хочет отменить политику санкций против себя. Санкции еще более замедляют рост его экономики и препятствуют окружению Путина и российской экономической элите в целом.

Италия в руках популистов хочет подняться без согласования политики санкций. Британия поддерживает свою твердость, но все ли ещё она в Союзе? Франция и Германия, вторая, возможно, больше, чем первая, выступает в пользу компромисса. Но готова ли Россия принять присутствие ООН на востоке Украины, что обеспечило бы прекращение насилия между двумя сторонами? Очевидно, что путаный и неописуемый характер власти в Киеве не способствует разрешению ситуации.

Помимо украинского вопроса, как русские могут понять, что им нечего выиграть, пытаясь влиять на наши общества и вмешиваться в наши избирательные процессы?

Россия не создает популизма в Европе или Соединенных Штатах, но она эксплуатирует и поощряет его бесстыдно, и часто мы должны признать, что успешно.

Железная рука в бархатной перчатке

 «Железный кулак в бархатной перчатке»: так иногда называли «Принца дипломатов» Талейрана. Эта формула более актуальна, чем когда-либо в нашем подходе к России. Ничего не выпускайте из виду, касается ли это киберпреступлений или просто преступлений — как недавно в Британии — Россия нападает на нас. Благоразумно отворяйте двери, когда возникает такая возможность. Путь узок и должен оставаться определенным, последовательным и осторожным.

Оригинал: LeEchos

Похожие Записи

Последние <span>истории</span>

Поиск описаний функциональности, введя ключевое слово и нажмите enter, чтобы начать поиск.

Send this to friend