Нарастающее партнерство России и Южной Кореи

Экономические связи между Южной Кореей и Россией являются долгожданным побочным продуктом межкорейской оттепели.

Среди бетонных и неоновых зданий в Сеуле есть небольшой парк на холме, из которого поднимается, довольно нелепо, белая башня в стиле ренессанса. Эта башня — все, что осталось от прежней Русской Легации, в которой располагались царские дипломаты в 1896 году, когда Корейский король Коджон укрылся в соседнем дворце Кёнбоккун после убийства матери. Пожертвовав святыню, отсюда он правил королевством более года, пока ситуация не стабилизировалась достаточно, чтобы он вернулся в свой дворец с новым титулом императора.

После необычных сцен на межкорейском саммите 2018 года и прихода стабильности на Корейском полуострове, которых сейчас ждут впервые за последние десятилетия, в Кремле увеличится количество людей, надеющихся, что Корея сможет вспомнить об исторической поддержке и обеспечить инвестиции в Россию, которая ведет борьбу на фоне ужесточающегося международного режима санкций.

В ходе недавнего визита в Сеул я встретился с рядом клиентов из разных отраслей и секторов: государственного инвестиционного банка; торговцами оружия одного из гигантских чеболей (южнокорейская форма финансово-промышленных групп – вики), которые продолжают доминировать в экономике; предпринимателями из частного сектора; а также международной юридической фирмой. В разговоре с этими разными акторами быстро стало ясно, что южнокорейский бизнес пытается примирить два конкурирующих взгляда на Россию: историческое наследие как государства-преемника Советского Союза и огромные коммерческие возможности, которые она предлагает сейчас. Два вопроса, которые мне задавали чаще всего, касались все более жестких режимов санкций, которые США и западные партнеры наложили на Россию с 2014 года (Сеул не принял их и не наложил никаких санкций самостоятельно, но по-прежнему обеспокоен тем, что сталкивается с сопутствующим ущербом); и интересов России на Корейском полуостров, которые возникают в свете её исторической поддержки северокорейского режима, но вместе с тем недавно проявленного более деликатного подхода к недавнему решению об ограничении санкций после ядерных испытаний и участия в переговорах.

Многие южнокорейские бизнесмены продолжают смотреть на Россию с подозрением и пытаются увидеть современную Россию, отошедшую от курса Советского Союза, который обеспечивал экономическую и материальную поддержку Северной Корее во время жестокой войны 1950-1953 годов и продолжал поддерживать режим Кима в течение нескольких десятилетий после этого. Такое отношение не характерно для Южной Кореи, но дипломатические отношения между двумя странами были установлены только в 1990 году, и теснота отношений в военной сфере между Республикой Корея и США в последние полвека неизменно означает, что многие в Южной Корее находятся под влиянием враждебного отношения США к России. Тем не менее, дипломатические и экономические отношения между странами находятся на ясной восходящей траектории; в дополнение к посольству Южной Кореи в Москве, в настоящее время действуют еще шесть консульств по всей России (в Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Екатеринбурге и Южно-Сахалинске), представляющие распространенность общин этнических корейцев, которые давно являются элементом региона и представляют собой один из крупнейших по численности народов в этой многонациональной стране.

Многие аналитики отмечают, что две экономики сегодня являются взаимодополняющими: Южная Корея предлагает экономические инвестиции и передовые технологии, а Россия предоставляет природные ресурсы и сырье. Поэтому возможность участия в создании инфраструктуры в неразвитом и малонаселенном регионе России во Владивостоке и вокруг него является заманчивым, хотя и рискованным, предложением. Расходы, связанные с улучшением инфраструктуры, могут достигнуть 67 млрд. долл., три четверти из которых будут направлены на автомобильные и железнодорожные перевозки и будут в значительной степени способствовать развитию южнокорейских предприятий.

В 2013 году Российский фонд прямых инвестиций и Корейская инвестиционная корпорация, являющиеся одновременно правительственными и саморегулируемыми инвестиционными инициативами, подписали меморандум о создании российско-корейской инвестиционной платформы с целью содействия трансграничным инвестициям стратегического интереса обеих сторон. Первоначально прогресс был медленным, ограничиваясь скучными, но необходимыми действиями, такими как воздушные и морские связи между странами, торговые ярмарки и небольшие производства. Сотрудничество опережало инвестиции, которые РФПИ удалось привлечь из Китая и Ближнего Востока, в частности на фоне ухудшающихся отношений России со своими западными партнерами после 2014 года.

Однако инициативе был придан новый импульс вместе с избранием президентом Кореи Мун Чже Ина; он принял новую северную политику, нацеленную на сотрудничество с Россией, и его присутствие на Восточном экономическом форуме в сентябре прошлого года во Владивостоке, вскоре после его инаугурации было отмечено как знак ценности, которую он придает развитию отношений. В своем выступлении на форуме он изложил свою программу «Девять мостов», связывающую регионы Южной Кореи и России для обеспечения немедленного развития: газ, железные дороги, морские порты, электричество, арктическое судоходство, судостроение, рабочие места, сельское хозяйство и рыболовство. «Российский Дальний Восток — это то, где встречаются российская политика Новой Восточной Азии и Новая Северная политика Кореи» — заявил Мун Чже Ин.

Интерес Мун Чже Ина — как политический, так и экономический; создание сильных коммерческих связей между Южной Кореей и Россией также принесет пользу Северной Корее, которая находится между двумя странами, и ее готовность участвовать в ней будет важным фактором, способствующим успеху. Ключевым среди них и наибольшим стратегическим интересом для южнокорейцев является развитие железнодорожных связей для соединения изолированного «острова» Южной Кореи с большей евразийской сушей. До разделения были две железнодорожные линии, соединяющие южную половину полуострова с «большой землей»: на западе полуострова линия Сеул-Синуйджу, ведущая к корейско-китайской границе, на востоке ветка Пусан-Вонсан. Именно это последнее железнодорожное звено, линия Донгэ, является настоящим подарком, поскольку ее легко продлить до Владивостока.

Что будет дальше? Все глаза будут устремлены на саммит Трамп-Ким, который запланирован на июнь, но помимо этого есть планы, что президенты Путин и Мун встретятся в начале лета, как только пост-инаугурационные мероприятия Путина закончатся, и состав новой администрации будет утвержден. Как Южная Корея, так и Россия согласились работать над соглашением о свободной торговле между Сеулом и Евразийским экономическим союзом, что будет способствовать дальнейшему укреплению сотрудничества между сторонами. А в сентябре четвертый Восточный экономический форум пройдет во Владивостоке, на котором обе стороны надеются объявить о дальнейших значительных инвестиционных обязательствах.

Процитируем Мун Чже Ина еще раз: «Сочетание огромных ресурсов российского Дальнего Востока и передовых технологий Кореи сделают этот регион источником возможностей для процветания Кореи и России». Любое значительное нарушение процветающего межкорейского сближения может задержать или препятствовать этим планам. И в теме регионального процветания, стоящей на повестке четвертого срока Путина, мы можем ожидать дальнейшего прогресса в южнокорейском экономическом партнерстве в ближайшие недели и месяцы.

Оригинал: TheDiplomat

Похожие Записи

Последние <span>истории</span>

Поиск описаний функциональности, введя ключевое слово и нажмите enter, чтобы начать поиск.

Send this to friend