The Atlantic: О чём молчат осьминоги

. Философ-дайвер исследует интеллект и сознание беспозвоночных

Автор: Оливия Джадсон

Моя любовь к осьминогам началась когда мне было 9. Как то на летних морских выходных я нашла книгу «Осьминог и кальмар: мягкий интеллект (1973) в книжном шкафу моей двоюродной тётки. Написанная Жаком Ивом Кусто, великим пионером подводного плавания и его коллегой Филиппом Диолем, книга рассказывала о встречах людей с головоногими — группой, которая включает в себя осьминогов, кальмаров, каракатиц а также их более дальних родственников, наутилусов. Через несколько дней после прочтения книги я занималась подводным плаванием и увидела своего первого дикого осьминога.  Он карабкался по камням на мелководье, меняя цвет в ходе своего пути. Я была так взволнована, что после того как он исчез в расщелине выскочила из воды и начала рассказывать двум незнакомцам всё, о чём прочитала в книге.

Кусто и его команда были первыми, кто потратил большое количество времени — множество часов — наблюдая и снимая диких осьминогов. Они были первыми, которые определили в этих головоногих различных личностей. Некоторые животные выходили приветствовать дайверов, даже забирались на них сверху и прогуливались с ними. Другие же были стеснительны и предпочитали держаться в своих убежищах. Некоторые проявляли предпочтения определённым людям. Дайверы пытались узнать воруют ли, как подозревалось, осьминоги рыбу из сетей рыбаков, так что они разместили сеть с несколькими рыбёшками и стали ждать. Конечно же осьминог появился и схватил свою добычу. Другой открыл банку, в которой содержалась пища, в то время как третий выглядел взволнованным увидев себя в зеркале.

Наблюдения Кусто — это анекдоты, не научные эксперименты. Тем не менее в совокупности они установили три аспекта, присущих этим существам — как минимум некоторым их видам — которые поражают любого, кто проводит время с ними в воде.

Для начала, различные особи имеют различные темпераменты. Некоторые стеснительны, другие дерзкие, одни любознательны, а другие — агрессивны. Из-за этой индивидуальности люди, которые взаимодействуют с ними, в море ли или в аквариумах или же в лабораториях склонны давать им имена — что обычно больше присуще нашему отношению к млекопитающим, таким как дельфины и шимпанзе. Кусто рассказывал об осьминоге по имени Октописсимус, одна научная работа, которую я читала, называлась «Альберт, Бертрам и Чарльз».

Во-вторых, некоторые осьминоги готовы взаимодействовать с вами. Они могут протянуть к вам свою конечность и коснуться вашей руки. Они будут исследовать объект, который вы им покажете, создавая впечатление, что они его внимательно изучают. В это время они будут наблюдать за вами своими большими, движущимися глазами. Опять же, такое поведение мы связываем с дельфинами и собаками — но не с рыбами и уж точно не с существами вроде морских ежей и моллюсков.

Ум осьминога эволюционировал абсолютно по другому пути чем наш

В-третьих, осьминоги часто ведут себя удивительным образом. Хотя Альберт и Бертрам были готовы тянуть рычаги чтобы получить куски рыбы, Чарльз уничтожил экспериментальное оборудование, разломав его на части своими конечностями и несколько раз брызнул в экспериментатора водой. В ходе недавнего дайвинга мой напарник и я наткнулись на маленького осьминога, сидящего в песке, который держал своими конечностями большой обломок ракушки над головой точно крышу. Некоторое время мы смотрели на него, а он наблюдал за нами. Затем он другими щупальцами подбросил в воздух кучу песка точно маленький бульдозер. Он сделал это несколько раз, пристально наблюдая за нами, и у нас сложилось ощущение, что он заинтересовался нами, также осьминог был готов при необходимости скрыться за ракушкой и исчезнуть в морском дне.

Эти животные также часто меняют цвет своей кожи и текстуру, подобно нам выражая эмоции, как бы хмурясь, улыбаясь, смущаясь и краснея. Иными словами, встреча с осьминогом иногда может оставить у вас сильное ощущение, что вы столкнулись с другим разумным существом.

Но если это разум, то он эволюционировал по пути отличному от нашего. Самые близкие общие предки человека и осьминога жили около 600 миллионов лет назад, в самом начале эволюции жизни. Несмотря на то, что многое о них остаётся неясным, вероятнее всего они были небольшими червеобразными существами, жившими в море. Это сильно отличает осьминогов от других животных, которых мы воспринимаем как разумных, таких как дельфинов, собак, попугаев и ворон, которые гораздо более тесно связаны с нами. По словам Питера Годфри-Смита, «если мы сможем установить контакт с головоногими как с разумными существами, то это произойдёт не из-за общей истории и родственных связей, а исключительно благодаря эволюции ума, которая произошла дважды. Это возможно наиболее близкий вариант чуждого нам разума».

Годфри-Смит — философ-дайвер, его специализация — это философия биологии и философия разума. Занимаясь дайвингом несколько лет назад, он начал сталкиваться с осьминогами и каракатицами, и оказался настолько заинтригован, что стал их изучать. Результатом стала книга «Другие умы: осьминог, море и глубинное происхождение сознания», потрясающее сочетание описаний встреч с животными в дикой природе в стиле Кусто (в том числе с гигантской каракатицей, которую он зовёт Кандинский), широкого набора научных дискуссий и философского анализа. Отлично написанная, смелая и заставляющая размышлять, эта книга — последний и наиболее горячий аргумент в дискуссии о том, являются ли осьминоги и другие головоногие разумными существами.

Ум, разум, духовная жизнь, сознание — это сложные, скользкие термины, особенно в применении к нечеловекоподобным существам. Кусто сухо замечал: «учёные, несмотря на то, что признают, что осьминог имеет память и быстро учится, не используют слово «интеллект» при его описании». Это было написало в 1973 году, но сказано точно вчера. Некоторые исследователи осьминогов сказали мне, что интеллект — слово, которого они избегают, либо из-за SAT-подобных коннотаций, либо потому, что доказательств этому нет, или же считают сосредоточение на интеллекте слишком нарциссичным, что не даёт охватить другие важные аспекты этих существ. Вопрос сознания же является ещё более спорным.

Можно также утверждать, что, хотя это тоже нарциссично, другие живые существа не являются разумными, и что человеческий опыт уникален во всех отношениях. В любом случае эволюция обычно не производит нечто сложное из ничего, как правило она планомерно движется от простого к сложному. Механизмы светочувствительности варьируются от молекул до огромного разнообразия сложных глаз. У нервных систем также есть различные уровни сложности, одни маленькие и простые, другие же гораздо больше и сложнее. Так почему же то же самое не может быть верным для разума и сознания?  И действительно, Годфри-Смит напоминает нам, что Уильям Джеймс, великий философ 19-го века и один из основателей психологии, утверждал, что мы должны избегать мнения будто человеческое сознание возникло ниоткуда во вселенной полностью сформированным, и нам надо искать более простых его предшественников. Исходя из этого логического заключения, Годфри-Смит начинает свой поиск возникновения разума на заре жизни животных, когда впервые сформировались нервные системы.

Несмотря на свою «чуждую» нам сущность, осьминоги самым неожиданным образом похожи на нас

Но вернёмся к осьминогам. Во многих отношениях они глубоко чужды нам. Это моллюски, и они более тесно связаны с другими моллюсками вроде улиток и устриц, чем с млекопитающими. У них восемь конечностей, каждая из которых имеет десятки присосок, способных хватать и ощущать. У осьминогов нет костей или внешнего панциря (хотя и есть кусок хряща, защищающий мозг). В результате их тела мягкие, гибкие и эластичные — свойства, которые позволяют им проникать в самые маленькие щели. Маленький осьминог может легко проникнуть в бутылку из-под пива. А некоторые их виды обладают удивительной способностью к маскировке, мгновенно меняя цвет, текстуру и позу, что позволяет им слиться с коралловыми рифами или песком. Это позволяет им спрятаться от многих животных, которые не против пообедать осьминогом.

Далее по факту они живут в море, и это означает, что они действуют в абсолютно другом сенсорном мире — без давления гравитации, с другим движением звука, а чем больше увеличивается глубина, тем вода становится всё более синей, и в конце-концов свет вообще исчезает. Это делает их, как и других морских существ, сложными для изучения в естественной среде. Просто чтобы выяснить чем ежедневно занимается осьминог команде исследователей надо проводить множество часов под водой. Лишь несколько групп пытались осуществить подобные исследования. И у осьминогов есть репутация существ, которых сложно содержать в лаборатории — они чувствительны к качеству воды, за ними сложно ухаживать, они также норовят убежать.

Но несмотря на свою «чуждую» нам сущность, осьминоги напоминают нас самым неожиданным образом. Их глаза удивительно похожи на человеческие, это пример эволюции, которая сходится в одной точке из совершенно разных начал (осьминоги не различают цвета, но так как их глаза соединены с телом, то также имеют мёртвую точку). Как и мы, осьминоги достаточно ловки, чтобы манипулировать окружающими объектами. Они демонстрируют любознательное и дружелюбное поведение, напоминающее дельфинов и собак.

Наиболее показательным является то, что осьминоги, наряду с каракатицами и кальмарами, имеют гораздо более крупные и сложные нервные системы чем любые другие моллюски — и даже чем любые другие беспозвоночные. У заднежабого моллюска есть примерно 18000 нейронов, у других сложных беспозвоночных их насчитывается примерно миллион. Самый распространённый вид осьминогов, Octopus vulgaris, имеет около 500 миллионов нейронов. Это в пять раз больше чем у хомяка и примерно столько же, сколько у мартышки (у людей 86 миллиардов нейронов). Основываясь лишь на количестве нейронов можно решить, что осьминоги были видом млекопитающих. Но если у млекопитающих большая часть нейронов находится в голове, нервная система осьминогов распределена по всему телу, около двух третей её расположено в конечностях.

В результате возникает ряд вопросов. Какие обстоятельства позволили осьминогам развить столь большие нервные системы? Означает ли наличие столь развитой нервной системы, что осьминог разумен и даже обладает сознанием? И если это так, похоже ли их сознание на наше, или же оно — как и распределённая нервная система — абсолютно иное?

Опираясь на работы других исследователей, от приматологов до октопологов и философов, Годфри-Смит предполагает две причины развития большой нервной системы осьминога. Одна — это их тело. Для животного вроде кошки или человека детали скелета определяют множество возможных для них движений. Вы не можете свернуть вашу конечность в спираль от запястья до плеча — мешают кости. У осьминога нет скелета, и, соответственно, нет такого ограничения. Он может, и часто это делает, например, сворачивает свои конечности, или же может сделать одну или несколько из конечностей на время жёсткими, создав нечто вроде локтя. Конечно, такому существу нужно огромное количество нейронов чтобы быть хорошо скоординированным при передвижении около рифа.

В то же время осьминоги являются универсальными хищниками, которые питаются большим разнообразием пищи, от омаров и креветок до моллюсков и рыб. Осьминоги, которые живут в приливных бассейнах, часто выскакивают из воды чтобы поймать проходящих крабов, некоторые даже охотятся на неосторожных птиц, хватая их за лапы и затягивая в воду. Животные, которые развились достаточно, чтобы употреблять различные виды пищи, как правило могут развить большие мозги чем те, кто питается одним и тем же (к примеру лягушки, которые питаются насекомыми).

Но можно ли считать их умными? Для нас проблемно измерить интеллект и других животных, не столь далёких от нас как осьминоги. А что касается осьминогов, как пишет Годфри-Смит, существует «несоответствие между результатами лабораторных экспериментов по обучению и определению интеллекта с одной стороны, и целым рядом историй и личных сообщений с другой». Тем не менее, замечает он, богатство историй — само по себе важная информация, демонстрирующая как гибко и неожиданно эти существа ведут себя. В то время как голуби будут часами клевать цели чтобы получить пищу в награду, осьминоги могут разозлиться. Осьминог Чарльз был не единственным, кто прыснул экспериментатору водой в лицо вместо того, чтобы следовать протоколу.

Что касается оценки сознания, то на первый взгляд это кажется невозможным. Но один из способов — это рассмотреть ситуацию с точки зрения человека. В последние 30 лет всё больше результатов показывают, что сознание — лишь часть того, что регистрирует человеческий мозг. В то же время, учёные идентифицируют тип задач, которые требуют сознания. В частности: сознание представляется необходимым для обучения новым навыкам, таким как поиск альтернативного пути домой или открытие кокосового ореха. Подняв работу невролога Станисласа Дина, Годфри-Смит предполагает, что «есть особый стиль обработки — тот, который мы используем с течением времени, последовательности, новизны — и который приносит с собой осознанность, в то время как множество других сложных видов деятельности не такие».

Как и люди, осьминоги осваивают новые навыки. У некоторых видов особи обитают в убежище всего неделю прежде чем двигаться дальше, поэтому они постоянно изучают маршруты сквозь незнакомую среду. Аналогичным образом, когда осьминог впервые ловит моллюска, он пытается выяснить лучший способ извлечь его — вытащить ли по частям или же просверлить отверстие? Если сознание необходимо для подобных задач, то, возможно, осьминоги действительно им обладают, и оно в некотором роде напоминает наше собственное.

Возможно нам стоит принять соответствующее млекопитающим поведение осьминогов как должное. Если эволюция может создать одинаковые глаза, двигаясь из разных точек, то почему бы ей не создать схожий разум? Или возможно, пытаясь представить этих существ подобными себе, мы просто раскрываем наше глубокое желание не быть одинокими.

Оригинал: TheAtlantic

Похожие Записи

Добавить комментарий для REMONTki Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние <span>истории</span>

Поиск описаний функциональности, введя ключевое слово и нажмите enter, чтобы начать поиск.